• «Подписание Акта о каноническом общении Русской Православной Церкви в Отечестве и за рубежом – событие исторического масштаба и огромного нравственного значения. Возрождение церковного единства – важнейшее условие для восстановления утраченного единства всего «русского мира», одной из духовных основ которого всегда была Православная вера.» Президент России В.В. Путин

Анна Геут о завершении крестного хода “Под звездой Богородицы”

Скачать файлы для чтения:

 

В воскресенье, 8 июня, в шесть утра в храме Казанской Божьей Матери в Коломенском началась литургия. В храме было столько людей, что трудно было наложить на себя крестное знамение, не задев кого-нибудь. Я стояла рядом с православными из Пензы, Хабаровска, Владикавказа, Москвы, Ростова-на-Дону. Отвлекаясь от молитвы, мы задавали друг другу только один вопрос: «Ты уже Державную видел?»

По дороге, где ходил святитель Тихон Задонский

Державная икона Божьей Матери – главная святыня программы «Под звездой Богородицы». Восемь списков этой иконы возглавили восемь крестных ходов (по количеству лучей звезды Богородицы), которые пришли в Москву из Владивостока, Якутска, Барнаула, Архангельска, Ростова-на-Дону, Санкт-Петербурга, Иерусалима и с острова Афон. Восемь списков этой иконы встретились в Москве в Коломенском – там, где была явлена Державная икона Божьей Матери, там, где она сейчас находится.

Большая часть крестоходцев в этот день причащалась. После литургии мы рассматривали списки Державной иконы, которые шли с другими ходами: одна украшена цветами, другая – ювелирными украшениями (пожертвованиями тех, кто молился и получал просимое у этой иконы), одна выглядела поновее, другая – поопытнее. Внушительнее всех смотрелась та, которая шла с самым длинным лучом программы – крестным ходом «Владивосток – Москва». У этой иконы оказались и размеры побольше, и углы киота пообтрепаннее – она прошла Россию насквозь, под ветрами, снегами, дождями, градами и палящим солнцем она шла почти тринадцать месяцев.

Выход из Вознесенского собора в Ельце

Знакомиться друг с другом нам, крестоходцам, почти не пришлось: посмотришь на человека и сразу возникает чувство, что ты с ним уже знаком. Одинаковый загар, иконы на груди и главная примета – светящиеся глаза.

– Анна? – слышу за своей спиной вопрос. Поворачиваюсь:

– Я знаю, кто ты! – расплываюсь в улыбке, глядя на незнакомую девушку. Журналистка из Омска, которая шла в конце зимы с веткой «Владивосток-Москва», весной – с веткой «Архангельск-Москва», с которой мы до этого ни разу не виделись, но познакомились по телефону и немножко переписывались по интернету. Утешали друг друга, когда обе понимали, как трудно быть ВНЕ крестного хода. Когда воины Христовы на передовой, а ты – в тылу. И наконец-то встретились.

На Куликовом поле

За последние месяцы, когда уже вышли все восемь крестных ходов, их участники перемешались. Опытные крестоходцы помогали начинать более молодые крестные ходы в рамках этой программы. Так появились люди, которые знают почти все: некоторые успели походить в даже четырех крестных ходах. Да я сама, Божьей волей, прошлась в двух крестных ходах: если прошлым летом я шла по Амурской области с веткой «Владивосток-Москва», то в этот раз фонд-организатор программы «Андреевский флаг» попросил меня присоединиться к ветке «Ростов-Москва», т.к. там некому было нести журналистское послушание. Бывало, на вопрос «Вы откуда?» мне, амурчанке, приходилось отвечать: «Из Ростова-на-Дону» (не всегда же есть время объяснить, как я появилась здесь, среди южан, говорящих с устойчивым украинским «г»).

Но больше всего я радовалась, встретив крестоходцев из ветки «Владивосток-Москва» и «Якутск-Москва» (эти две ветки, начиная с севера Амурской области, шли вместе почти до Урала). Среди хабаровчан, приморцев, сибиряков и москвичей (крестоходцев в этой ветке) я увидела и единственную амурчанку, шедшую пешком не так, как я – наемница одиннадцатого часа, – а больше десяти месяцев. Наталья Литвинова из г. Зеи присоединилась к крестному ходу «Владивосток-Москва» в августе прошлого года. Закончила программу с крестным ходом «Якутск-Москва».

Участница крестного хода Ростов-Москва Анна

После литургии восемь лучей программы «Под звездой Богородицы» слились в один крестный ход. Первыми вышли все восемь списков Державной Божьей Матери. За ними – священнослужители и носители крестов и хоругвей. Следом – остальные крестоходцы. По бокам к сводному крестному ходу мгновенно приросли другие люди, которые тоже не хотели упустить возможность пройтись пешком во славу Божию. Среди незнакомых лиц мы узнавали тех, кто шел с нами в других городах, а теперь специально приехал в Москву на конец программы.

– Ой, как вы загорели! – помню, кричали нам женщины из Воронежа.

По подсчетам организаторов, к крестному ходу по Москве (18 километров) присоединилось несколько тысяч верующих. Нам – тем, кто шел внутри крестного хода, – были видны только те люди, которые шли рядом. Но когда крестному ходу приходилось спускаться с горы, а потом подниматься, то становилось видно, насколько громаден поток людей, вышедших в воскресенье ранним утром на улицы Москвы, чтобы помолиться.

В фонде “Андреевский флаг” после конца хода

Восемнадцать километров от Коломенского до храма Христа Спасителя мы шли несколько часов (шли не с такой скоростью, с какой, бывало, ходили между городами по тайге). На небе облака складывались в голубей (в крестном ходу такие явления случались регулярно, мы уже привыкли, если так можно сказать). Над самим храмом Христа Спасителя вокруг солнца появилась радуга. Но – в крестном ходу все, как в жизни – некогда смотреть по сторонам и задумываться о величии момента: нужно смотреть под ноги и молиться.

Анна Геут для Амурской Епархиальной газеты

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты